пятница, 22 ноября 2013 г.

Эпизод 1 "Дембель уже не тот"

Ну что же. По просьбе друзей публикую первый рассказ на тему. Надеюсь, получилось интересно. Все фамилии вымышленные, любое совпадение величина случайная и подчиняется принципам неопределенности Гейзенберга.

  Эпизод 1. «Дембель уже не тот».

 Ледяной ноябрьский ветер утробно завывал за окном казармы, гоняя по выщербленному асфальту выцветшего плаца опавшие кленовые листья, недокуренные бычки, бумаги начальника штаба полка Мумбаева, и самого начальника штаба полка Мумбаева, прозванного в народе «мумба-юмба», гоняющегося за этими, самыми что ни на есть секретными, бумагами. Виновниками незапланированного физического упражнения №«6», а именно «челночный бег на короткие дистанции», являлись двое бравых, гвардейского вида, бойцов, в данный момент гордо и невозмутимо марширующих в сторону столовой. Исходя из того, что бойцы были бравые и имели гвардейский вид, сторонний наблюдатель мог сделать безошибочный вывод: бойцы явно принадлежали к той категории солдат, которые по счастливому стечению обстоятельств и нудного движения времени, в скором, и что не маловажно, обозримом будущем, должны были отправиться по домам. К своим мамкам, папкам, девочкам, а кое-кто, может быть, и к мальчикам. Тут автор достоверно судить не берется, но и среди таких бравых, гвардейского вида, бойцов, бывалочи попадались откровенные, пусть и не по части сексуальной ориентации, а по части характера, пидорасы (миль пардон).   

Так вот, бойцы эти, подолгу своей нелегкой и не всегда счастливой службы давным-давно усвоили, что при перемещении мимо любого военного, нога переходит на строевой шаг, а правая рука резко, по кратчайшей траектории, взлетает к виску, голова чуть поворачивается в его сторону…короче простым языком изъясняясь: отдается воинское приветствие. Если вы когда-нибудь толкнете в бок бывшего или действительного военного, и скажете: «Леха смотри! Вояки честь отдают!»-  Леха натурально обидится и с апломбом ответит: «Честь отдают только девушки, а военные отдают воинское приветствие!». Именно этот священный и незыблемый ритуал исполнили наши друзья, вынудив, задумавшегося о конской колбасе и дорожающей солярке и несущего под правой подмышкой папку с секретными боевыми документами, товарища майора совершить, отточенный годами безупречной службы, жест. Товарищ гвардия майор вскинул руку к виску, и тот час же, секретные боевые документы отправились в стохастическое перемещение по плацу.
По всем законам военного жанра начальник штаба мог громко и утробно, как будто убивают годовалого поросенка с тонкой прослойкой нежного сала, завопить: «Стояяяять военные! Быстро собрали все эти бумаги и принесли сюда!». Но на солдатское счастье документы были настолько важные секретные и боевые, что начальник штаба не рискнул делегировать столь ответственный процесс бойцам срочной службы. У которых в отношении бумаги только лишь одна цель: смять и использовать по назначению.
Окно скрипнуло от ветра, вместе с окном скрипнул рядовой Спокойничев.
-Покойник не скрипи, не нарушай дзен и установившееся дыхание внутренней энергии материи. Тебя неуча воспитывать и воспитывать еще. Вот подпишу я контракт сроком на 33 года и 3 месяца, ты же повесишься тогда! Оно тебе надо?
-Да не товарищ сержант, нахер. Возвращайтесь-ка вы лучше в свой институт, галстучек носите там, на конференциях выступайте…

-Отец, знаешь какое первое правило солдата?- преподавательским тоном вопросил сержант поднимая палец вверх (как известно: пальцем в небо-рукой в космос!);

-Неа...лениво зевнул собесденик;

-«Не» с глаголами пишется раздельно. Поэтому не искушай судьбу и дай заслуженному дедушке советской армии насладиться тишиной и редкими минутами затишья в жизни нашего доблестного самоходного дивизиона. Усек?

Рядовой Покойник усек и продолжил писать письмо на батьковщину. О том, как служба ратная идет, сколько прыжков он на этой неделе совершил, сколько раз из гранатомета отстрелял, на танке покатался и попу бумагой вытер. В общем, какой он молодец: «Здравствуй дорогая Лерочка! Последние три дня выдались настолько жаркими, что не было возможности присесть! Ты не смотри, что бумага подпалилась и красные пятна на ней, просто я пишу на ноге убитого друга, а дымящийся автоматный ствол то и дело утыкается в лист бумаги! Я жив, здоров, завалил здорового духа! Ну, все побежал - опять уходим, целую! Твой Василий-богатырь!»
Если так объективно посмотреть, то ведь нигде зараза и не наврал - лениво подумал сержант Папаев: последние три дня в наряде по роте стоял? Стоял. Присесть не мог? Не мог. На ноге, почти убитого ожиданием дембеля, друга пишет? Пишет. Дымящийся ствол авторучки утыкается? Утыкается. Здоров? Производит впечатление. Пенек от елки вчера завалил? Завалил и выкорчевал. Молодец Василий.
  Что же касается самого сержанта, то он был буквально одной ногой дома. Вчера собственноручно подмахнув бумаги за командира роты и командира дивизиона, он сдал их в строевую часть. Завтра утром выходил ровно год службы и предстоял самое радостное событие в жизни любого бойца великой и несокрушимой российской армии: увольнение в запас. Или, что не корректно, но отражает суть намного яснее, дембель. А сейчас Иван Петрович Папаев беззвучно шевелил огромными предплечьями, ждал прибытия с КаПэПэ посылки для отвального стола и думал:
-Дааа, дембель уже не тот…
-подразумевая старые времена, дембельские аккорды и стращания командиров встречать новый год вместе. Теперь все. День в день бойца не уволят - прокурорские нагрянут. Детский сад, одним словом.
Дверь в канцелярию открылась, и внутрь проскользнул младший сержант Бабайцев: 
-Ванююша! На бабушкин манер засюсюкал он;
-Ванюююша! Смотри, что я тебе принес!
-Али-баба, упал, отжался пачку! - лениво пробормотал Папай;
  -Кто упал-отжался пачку, тот от Папая получит водокачку!- с выражением продекламировал Али-баба и грохнул об стол пакетом. В пакете дзинькнуло стекло.
-Прогиб засчитан. Товарищ сержант Али-баба, объявляю благодарность с занесением!- хмыкнул Папай и заглянул в пакет;
Али-баба картинно напялил берет на лоб, выполнил священное воинское приветствие и заорал: СЛУЖУ РОССИИ И СПЕЦНАЗУ!
-Слышишь ты, спецназ, а где лимончик?
-Старшина Лимончик пал смертью храбрых за свободу и независимость своего отечества!- прокричал тот и быстро убежал по своим делам.
 О чем это я - подумал Папай снова, ааа дембель уже не тот. Хотя если так посмотреть, то свой дембельский аккорд я откопал в полях…
…перед построением дивизиона пошел снег, и на поступившее распоряжение надеть плащ-палатки сержант Папаев забил богатырский болт. Результатом богатырски забитого болта стаяла яма 2х2х2, назначенная командиром дивизиона за столь грубое положение пресловутого болта на его приказание. Если взять определенный тройной интеграл по трем переменным и подставить соответствующие пределы интегрирования, получим яму объемом соответственно 8 кубометров. С этой задачей бывший студент, а ныне боец славной и нерушимой Красной Армии, справился быстро. С задачей выкопать эту яму он справлялся значительно дольше. Но, как говорят, в таком случае, неунывающие бойцы: нас гребут, но  мы крепчаем, и, только кач приблизит нас к увольнению в запас. Основательно подкачавшись физическими упражнениями по выемке песка лопатой большой саперной БСЛ-110, Папай покидал в яму полусгоревшее имущество батареи, которое не сумели спасти при пожаре палатки. «Как говорит друг моего друга: палатка горит со скоростью 100 долларов в секунду»- хохотнул Папай, вспоминая подробности растопки печи килограммом пороха парочкой дневавших бойцов. Тогда, килограмма от основного заряда к 120-миллиметровому орудию хватило для того, чтобы армейская палатка на 40 человек сгорела 3 минуты…
Так за воспоминаниями пролетел остаток спокойного дня. День выдался на редкость спокойным - что правда, то правда: командиры уехали сдавать нормы по ФИЗО, поэтому оставшийся контингент был отдан на попечительство мудрым сержантам. Мудрые сержанты нарезали мудрых задач, и мудро отдыхали перед ночной попойкой, знаменующей увольнение в запас почти трети дивизиона. 
На завтра оставалось лишь только пережить утреннюю физическую зарядку и получение военных билетов  с заветным штампом и надписью «гвардии рядовой/ ефрейтор/ младший сержант/ сержант Такой-то Такойтович Такойтов исключен из списков части и уволен в запас по приказу министра обороны.
Очутившись за пределами родной части, Папай некоторое время стоял, тупо смотря на часового. Часовой не выдержал, и взглядом сказал: "Врятли Домой Вернусь". "Возможно Двести
 Вариантов"- таким же взглядом ответил, теперь уже бывший, сержант и медленно двинулся в сторону города, по дороге вспоминая свои караулы...   

Комментариев нет:

Отправить комментарий